Деньги - дар Аллаха

Деньги - дар Аллаха

Исламские банки выдвигают альтернативную западной модель финансирования экономики

О вы, которые уверовали!
Не пожирайте имуществ ваших между собой noнапрасну,
если это только нe торговля по взаимному согласию между вами.
И не убивайте самих себя.
Поистине Аллах к вам милосерд.
(Коран, 4:29)

коранЛиванский беженец возвращается на родину. Его скудных сбережений не хватит, чтобы восстановить разрушенный отчий дом и начать собственное дело. У него нет имущества, которое он мог бы предложить в качестве залога под кредит, но есть нечто более ценное: репутация честного, работящего и набожного человека. После долгих бесед с банкиром и поручительства имама местной мечети вчерашний беженец получает взаймы деньги, чтобы купить грузовик и заняться перевозкой фруктов.

Крупный коммерсант из Малайзии понес большие потери из-за недавнего экономического кризиса и валютного краха, но банк, финансировавший его внешнеторговые сделки, взял на себя убытки, рассудив, что в них нет вины клиента. При этом вкладчики банка, скрепя сердце, смирились с тем, что в кризисный год не смогут получить доход по своим вкладам.

В развитых странах Запала подобные ситуации были бы просто невозможны. Банк, кредитовавший погоревшего коммерсанта, скорее всего, сделал бы его банкротом либо выдал бы новый безнадежный кредит для выплаты процентов по старому. Бедняк, не имеющий залога, скорее всего, вообще не получил бы займа. Ведь даже в такой развитой стране, как Италия, десятки тысяч мелких предпринимателей из-за недоступности банковского кредита вынуждены обращаться к связанным с мафией ростовщикам, чтобы получить заем под кабальные проценты.

“Человечные” финансисты, не требующие от клиентов залога и способные простить ему долги, работают в так называемых исламских банках – институтах, действующих на основе принципов мусульманской религиозной этики, в корне отличающейся от устоев западной банковской системы.

В настоящее время только в трех государствах – Пакистане, Иране и Судане – банковская система целиком функционирует на основе принципов шариата. Однако сообщество исламских банков является наиболее быстро растущим сегментом финансового сектора всего Ближнего Востока. По данным Международной ассоциации исламских банков, сегодня в 35 странах (включая Россию) функционируют приблизительно 200 таких кредитных учреждений. В последние два года наблюдается стремительный рост исламских банков в странах Персидского залива, стабильное развитие этого сектора продолжается и в странах Юго-Восточной Азии, прежде всего в Малайзии.

В настоящее время общая сумма активов, управляемых на основе принципов шариата, составляет, по разным оценкам, от 100 до 160 млрд долларов. По мировым меркам это немного, – значительно меньше, чем активы одного крупного японского или американского банка. Однако динамика развития исламских банков, особенно в последние годы, свидетельствует о том, что у них большое будущее: ежегодные темпы роста в этом секторе составляют 10-15 процентов. Уже сейчас в Кувейте в исламских банках размещено от четверти до трети всех сбережений населения. Не намного отстает в этом отношении Малайзия.

По оценке Аднана аль-Бахара, главы кувейтской инвестиционной компании The International Investor – одного из наиболее солидных исламских финансовых учреждений в мире, в ближайшие пять лет в управлении исламских финансовых институтов будут находиться 40-50 процентов всех сбережений мусульман мира (их численность достигает миллиарда человек). В более далекой перспективе, уверен аль-Бахар, этот показатель достигнет 80 процентов. Стоит добавить, что, по оценке экспертов Merrill Lynch, общая сумма сбережений населения нефтедобывающих стран Персидского залива составляет 800 млрд долларов.

Исламская модель

Главной особенностью исламских финансов является отказ от того, на чем основана общепринятая западная финансовая система, – от ссудного процента. Это не означает превращения коммерческих займов в благотворительные. Вознаграждение собственнику капитала не должно принимать форму выплаты заранее установленной суммы, гарантированной вне зависимости от доходности предприятия, как это происходит в случае взимания процента. Согласно нормам исламской этики, праведно лишь то богатство, источником которого являются собственный труд и предпринимательские усилия его владельца, а также наследство или дар. Кроме того, прибыль является вознаграждением за риск, сопутствующий любому деловому предприятию.

Исламские экономисты дают различные рациональные обоснования запрета ссудного процента, делая акцент на его эксплуататорском характере и подчеркивая роль банковской системы в провоцировании экономических кризисов. Однако, в конечном счете, отказ от процентов, как и выполнение заповеди, является актом веры. Как и любую сферу жизни мусульманина, финансовую деятельность peгламентирует священное писание мусульман – Коран, а также свод правовых и религиозных норм – шариат.

Основными понятиями Koрана, описывающими то, чего в своей финансовой практике должен избегать мусульманин, являются риба и гарар. Риба (дословно “излишек”) – любое неоправданное приращение капитала при займе или в торговой сделке. Это такой же тяжкий грех, как и гарар – намеренный риск, выходящий за рамки неизбежной случайности. Большинство исламских ученых считают, что понятие “риба” означает не только высокий, ростовщический, но и любой ссудный процент, в то время как под определение “гарар” попадает любая спекулятивная операция.

Мусульманин не должен забывать, что все земные блага – это дар Аллаха, который является истинным собственником. Bверенные человеку производительные ресурсы должны работать на благо всего общества. Согласно шариату, деньги, не вложенные в дело, подлежат обложению благотворительным налогом в пользу бедных и немощных. В случае, если человек сам не способен пустить деньги в оборот, он должен вложить их в чужое предприятие, получив долю в его доходах. Известно, что сам пророк Мухаммед был удачливым купцом, в его торговые операции вложила средства богатая вдова Хаджия, которая впоследствии стала его женой. Финансовые операции, которые совершал более полутора тысяч лет назад основатель ислама, носят те же названия и основаны на тех же принципах, что и виды финансовых услуг, которые предлагают современные исламские банки в Манаме, Куала-Лумпуре и лондонском Сити.

Инвестиционный счет

Вместо процента исламские банки могут предложить вкладчику право на участие в доходах предприятия, в которое вложены его деньги, при одном обязательном условии: вкладчик должен разделить и возможные убытки.

Исламские банки открывают для клиентов три вида счетов.

Во-первых, это текущий счет, условия которого практически не отличаются от условий открытия таких счетов в западных банках. Проценты по нему не выплачиваются, клиенту гарантируется возвращение суммы вклада в любой момент.

Второй тип счета – сберегательный. Его владелец не имеет права на участие в прибылях, однако администрация с целью привлечения вкладчиков может по своему усмотрению выплачивать им премии в зависимости от прибыльности банка. Сберегательный вклад не является срочным, его номинальный размер также гарантирован. Средства, привлеченные по сберегательным вкладам, банк старается вкладывать в малорискованные операции, как правило – в финансирование торговых сделок.

И наконец, третий вид счета – инвестиционный. Его владелец имеет право разделить с банком его прибыль или убытки по схеме profit and loss shаring (PLS). Вкладчики получают доход по своим вкладам, который, как правило, сопоставим с процентом в обычных банках. Однако доход этот не гарантируется. Не гарантирован и сам капитал, так как убытки банк компенсирует за счет средств на инвестиционных вкладах. В случае, если банк распорядился средствами клиента не вполне профессионально, тот в судебном порядке может потребовать компенсации.

Таким образом, рекомендованным исламской доктриной методом мобилизации денежных ресурсов, в том числе и для банков, является долевое финансирование (equity finance) – привлечение средств за счет участия инвестора в акционерном капитале. Приращение капитала не может происходить в сфере денежного оборота, в его основе должны лежать сделки, касающиеся реально существующих товаров и услуг. Деньги сами по себе не могут приносить новые деньги, капитал должен использоваться в производительных целях.

Многие экономисты указывают, что в долевом финансировании кроются значительные преимущества. В западной экономике размер ссудного процента, зависящего, в свою очередь, от установленной Центробанком учетной ставки, диктует условия для развития реального сектора. В исламской финансовой системе доход по вкладам зависит от прибыльности акций компаний, в которые банк вложил капитал вкладчиков. Таким образом, динамика развития реального сектора способствует установлению благоприятного инвестиционного климата и эффективному распределению финансовых ресурсов в пользу наиболее успешных отраслей экономики.

По мнению работавшего в 90-е годы исполнительным директором МВФ пакистанца Аббаса Мирахора, финансирование по исламской модели позволяет покончить с зависимостью реального сектора от интересов банковского капитала, характерной для системы, основанной на ссудном проценте. “Денежные активы создаются как ответ на инвестиционные возможности в реальном секторе, поэтому именно реальный сектор определяет ставку дохода в финансовом секторе, а не наоборот”, – полагает Аббас Мирахор. Таким образом, уже не банки будут задавать реальной экономике темп развития, а производительный сектор начнет создавать для себя благоприятный инвестиционный климат.

Соблазны

В исламской системе многие перспективные проекты, которые обычные банки отвергли бы из-за отсутствия залога, могут получить Финансирование на основе участия в прибылях. Однако в реальности мелкие и средние предприниматели, создающие основную часть ВВП арабских стран и составляющие большую часть клиентской базы банков, испытывают трудности в получении кредитов на основе разделения прибыли из-за слишком сложного и трудоемкого механизма оценки проекта.

Исламский банкир принимает решение о предоставлении займа на основе изучения перспектив проекта, предложенного для реализации, а также деловых качеств клиента. В большинстве случаев от него не требуют предоставления залога. Это создает опасность махинации со стороны как клиента, так и администрации банка. При операции на основе участия в прибылях клиент может попытаться сфальсифицировать отчетность и скрыть от банка реальные доходы проекта. При финансировании торговой операции по схеме мурабаха ( выплата в рассрочку основной суммы займа и наценки “за обслуживание”) клиент может испытать искушение нажиться за счет задержки платежей.

Для нейтрализации подобных рисков разработаны cпециальные процедуры, во многом сходные с практикой западных банков, которые тоже нередко страдают от злоупотреблений. Главным методом в борьбе с махинаторами является тщательный аудит всех операций предприятия-клиента. Ни один из членов руководства исламского банка не имеет права единолично признать убытки, показанные в отчетности предприятия, финансируемого банком. Для этого необходимо коллегиальное решение всего состава правления банка. Если проект не достиг запланированной прибыльности, специальный независимый комитет изучает баланс предприятия. Если же сокрытие доходов установлено, то клиент выплачивает недостающую сумму в принудительном порядке. Банк может использовать свои права акционера для замены недобросовестных менеджеров предприятия. В особо тяжелых случаях банк отзывает свои средства, и компания-нарушитель вносится в “черный список”. В случае просрочки платежей дело передается в суд, который обязывает клиента выплатить необходимую сумму плюс оговоренный в первоначальном контракте штраф.

Серьезные проблемы возникли при переходе к исламской системе в связи с финансированием государственных расходов за счет внутреннего долга, так как выпуск процентных облигаций стал невозможен. В Иране, например, даже после перехода к беспроцентной банковской системе финансирование госдолга по-прежнему продолжалось за счет кредитов, которые центральный банк предоставлял национализированным коммерческим банкам на основе фиксированной ставки процента. Коммерческие банки, в свою очередь, на льготных условиях предоставляли займы предприятиям госсектора.

Положение изменилось после того, как администрация президента Хатами приступила к экономическим реформам. В 1995 году иранское государство начало выпуск специальных исламских облигаций, основанных на принципе PLS: в ходе планируемой приватизации облигации будут обращены в акции бывших государственных предприятий. Мобилизованные в результате займа средства будут использованы для их реформирования и модернизации, а доходность облигаций будет определяться прибылями компаний, включенных в фонд, служащий для обеспечения госзайма. При выпуске облигаций был использован опыт Малайзии, где подобные ценные бумаги появились еще раньше.

Привлекательная идея

Несмотря на то, что в теории наиболее желательным видом операций для исламских банков является долевое финансирование проектов, в реальности большая часть портфеля активов приходится на краткосрочное финансирование торговых сделок, при котором банк получает прибыль за счет наценки за обслуживание (мурабаха). Концентрация на краткосрочных активах нежелательна не только потому, что не создает достаточных стимулов долгосрочного экономического развития, но и потому, что подозрительна с религиозной точки зрения: операция мурабаха во многом напоминает процентную ссуду.

По мнению Сайда Юсефа, президента бахрейнского Faisal Islamic Bank, причина кроется в недостаточном развитии вторичного финансового рынка. По его словам, в последние годы активный рост исламского рынка акций, бурное развитие исламских инвестиционных фондов и появление новых финансовых инструментов создают предпосылки для перемен.

“Сейчас исламские банки предлагают краткосрочные инструменты с доходностью 5-6 процентов. Мы стремимся осуществить “квантовый скачок”, перейдя к средне- и долгосрочным кредитам с доходностью в пятнадцать, двадцать и даже тридцать процентов в сфере проектного финансирования и рискового капитала”, – считает известный финансист Маджид аль-Рефай, основатель First Investment Bank of Bahrain, ныне возглавляющий международную исламскую инвестиционную компанию Quantum Financial Advisor.

По мнению многих специалистов, из опыта исламских банков западная финансовая система может извлечь для себя важный урок: эгоистические интересы банковского сообщества не должны становиться удавкой на горле реального сектора, а решения о финансировании проектов должны приниматься на основании не предвкушения призрачной спекулятивной сверхприбыли, но ответственной оценки перспектив его прибыльности. Авторитетный орган западных деловых кругов – журнал Economist – писал по поводу исламской финансовой операции мушарака (участие банка в прибылях и убытках предприятия): “Некоторые люди на Западе находят эту идею привлекательной. Она дает тому, кто предоставляет деньги, сильный стимул удостовериться, что при помощи своих денег он создает действительно нечто ощутимое. Как жаль, что западные банки не имели такого стимула, когда принимали многие из своих решений об инвестициях на протяжении 70 – 80-х годов. Мушарака также подчеркивает разделение ответственности между всеми пользователями денег”.

По завету Пророка

“Коммерческие” нормы шариата не придуманы богословами. Они лишь кодифицировали те из существовавших в докоранические времена деловых процедур, которые были признаны морально приемлемыми. Правда, в наше время далеко не все финансовые структуры Ближнего Востока оперируют с оглядкой на шариат. Королевские семьи Саудовской Аравии и Кувейта размещают свои капиталы на западных финансовых рынках, крупнейшие арабские финансово-промышленные группы используют западные методы бизнеса. Финансовые учреждения западного типа появились в исламских странах в конце прошлого века – в основном как отделения крупных банков европейских метрополий. Однако их деятельность ограничивалась в основном экспортно-импортными операциями иностранных компаний. Местное торговое сообщество из националистических и религиозных соображений избегало услуг западных банков. Процессы модернизации в экономике заставили бизнесменов-мусульман открывать текущие счета в банках для проведения расчетов, однако многие из них по-прежнему отказывались делать процентные депозиты и брать кредиты. Поэтому с конца 40-х годов ряд исламских экономистов начинает теоретическую разработку финансовой модели “исламского капитализма”, исключающей ссудный процент.

Конкретная история исламского банковского дела берет начало в 60-е годы. Первый исламский сберегательный банк был основан в 1963 году в Египте, но просуществовал он недолго.

В 70-е годы развернулась практическая работа по созданию исламских финансовых институтов. В 1974 году Организация исламских государств приняла решение о создании межгосударственного Исламского банка развития для того, чтобы финансировать экономические и социальные программы на основе принципов шариата. В 1975 году был создан коммерческий Dubai Islamic Bank. Среди центральных фигур, которые стояли у истоков становления исламских банков, следует назвать члена королевской семьи Саудовской Аравии принца Мохаммеда Фейсала, ныне главу гpyппы Finance/DarAI Mal, а также шейха Салеха Камеля, основателя группы Albaraca. В 1977 году два банка группы Faisal открылись в Египте и Судане. В 1979 году основан первый в Бахрейне исламский банк.

Психологические предпосылки возникновения исламских банков создал процесс “Ислам возрождения”, то есть усиление приверженности традиционному исламу среди широких слоев населения Ближнего Bocтока (его кульминацией была революция имама Хомейни в Иране). Реальные предпосылки возникновения исламских банков создал нефтяной кризис 1973 года, когда на Ближний Восток в результате резкого повышения цен на нефть хлынул поток нефтедолларов.

Приток средств клиентов из числа религиозных мусульман позволил исламским банкам дать значительные пассивы, однако эмбриональное состояние исламского рынка капиталов не позволяло их полностью задействовать. В 80-е годы главной целью исламских банков было накопление опыта пассивных операций, стандартизация методов финансирования и инвестирования.

В начале 80-х годов начинается активный рост исламского банковского дела в Юго-Восточной Азии. Еще в 1963 году в Малайзии был основан благотворительный фонд, который привлекал сбережения мусульман, собиравшихся совершить паломничество в Мекку. Впоследствии на его основе возник один из крупнейших в мире исламских инвестиционных фондов Tabung Haji. Бурный рост исламского банковского сектора в Малайзии начался после 1983 года в рамках политики властей по повышению уровня жизни мусульманского большинства. Кроме сугубо экономических, эта политика имела и внутриполитические причины: хотя мусульмане составляют 75 процентов населения Малайзии, большую часть капиталов частного сектора контролируют этнические китайцы. Правительство Махатира Мохаммада пытается, и не без успеха, привлечь в страну капиталы с исламского Ближнего Востока, сделав Куала-Лумпур центром исламских финансов в Юго-Восточной Азии.

Последнее десятилетие стало для исламских банков временем быстрого развития и инноваций в области пассивных операций. Клиентская база по-прежнему растет, но нынешние вкладчики хотят, чтобы их вложения были не только правильными с точки зрения религии, но и приносили доход. Идет активное создание исламских инвестиционных банков и фондов нового типа, занимающихся управлением активами, пакетами акций, вложениями в недвижимость. Исламские инвестиционные банки действуют на рынке лизинговых операций и рискового капитала. Тем более что ближневосточным банкам приходится бороться за клиентов с гигантскими западными конкурентами, которые активно открывают исламские подразделения.

Алан Бадов, Эксперт №4, 31 января 2000 г.

Источник


Поделитесь информацией в соцсетях!

Oct 3, 18:59

Comments

There are currently no comments on this article.

Комментарии